Вперед
  • Рус Тат
  • Ночной буран

    Санифа вздрогнула от звука громко захлопнувшейся двери.

    Ее это несколько обеспокоило, поскольку в это время к ней никто не заходил, и она поспешила в заднюю половину дома. Пока она зажигала огонь, прошло несколько минут. О том, что за дверью находился мужчина, она поняла сразу.

    - Здравствуйте… Не сердитесь, что зашел без разрешения. Я уже пытался стучаться в другие ворота в деревне, открытой оказалась только ваша калитка.

    - Кто вы?!

    В голосе Санифы неожиданно прозвучали дрожащие нотки. Напротив стоял совершенно незнакомый ей мужчина.

    - Не сердитесь, ханум. Моё имя Вахит. Возвращаюсь из Сибири в родные края. До моей деревни еще сорок километров… А тут вот буран начался. Не позволите ли у вас переночевать?

    Санифа совершенно растерялась. Как поступить с этим человеком? Оставить ночевать - боязно. А буран все больше и больше разыгрывался. Однако неведомые силы подтолкнули её сказать: «Заходите».

    Женщина прошла в комнату и поставила чайник. Почему она согласилась предоставить ночлег этому человеку? А вдруг он какой-нибудь преступник? Она невольно заволновалась. Но было уже поздно. В соседней комнате послышалось, как Вахит сбрасывал с себя полушубок.

    Выйдя из закутка с чайником и взглянув на неловко переминающегося возле стола незваного гостя, она неожиданно увидела его совсем по-другому. Без шубы и шапки перед ней предстал симпатичный мужчина. На мгновение их взгляды встретились. Чувствуя, как щеки наливаются румянцем, Санифа поскорее пригасила его к столу.

    Уже много лет женщина жила одна. У родителей она была поздним ребенком. В тот год, когда Санифа вышла замуж, один за другим они отправились в мир иной. А семейная жизнь, увы, не сложилась. Муж погиб в автокатастрофе через полгода, как молодые справили свадьбу. После прошествия сорока дней решила вернуться в родной дом, потому что в доме свекра и свекрови вместе с ними проживали еще их двое сыновей. К счастью, или к несчастью, она даже не успела забеременеть.

    После этих событий вот уже пятнадцать лет она жила в полном одиночестве. Выходить особенно ей было некуда. Возвращавшись из школьной столовой, где она кормила детей, запиралась в своем доме до следующего утра. Поэтому к ней никто не ходил. Изредка одинокая старушка по-соседски заглядывала к ней.

    …У нее невольно сжалось сердце, когда Вахит присел напротив. Не поднимая глаз, они молча пили чай. Видя, что девушка смущается, мужчина попытался начать разговор сам.

    - Вот возвращаюсь в свою родную деревню после стольких лет скитаний. Хотя меня там никто и не ждет. Родителей давно уж нет в живых. Старшая сестра, наверное, в преклонных годах. Когда-то я, увязавшись за друзьями, уехал в поисках работы. Хорошо устроился в Тюмени. Женился на русской девушке, потому что татарочек там не встретил. Однако совместной жизни не получилось. Она тянула на свою сторону, я - на свою. В конце концов, развелась со мной и уехала с другим. А одному на стороне жить еще хуже. Душой все время тянулся домой. И однажды решился вернуться. Вот думал, подновлю старый отцовский дом, и буду там потихоньку жить по-деревенски, стану опорой хотя бы сестре, если уж не смог позаботиться о родителях. До дома уже оставалось совсем немного, а тут такой буран…

    Санифа слушала его, не перебивая. И хотя чувствовала, что мужчине хотелось услышать и ее историю, однако решила промолчать. Хозяйка стала стелить постель. Указав, где можно погасить свет, ушла в переднюю комнату.

    Сон Санифу не брал. Из соседней комнаты слышалось дыхание спящего мужчины. Почему-то он вызывал в ней чувства надежности. А ведь она не позволяла приближаться к своему дому ни одному мужчине из их деревни. Сегодняшний же свой поступок никак не могла себе объяснить. Не чувствовала она в Вахите чужака. Наоборот, словно знала его очень давно.

    …Буран не стих и утром. Ворота замело так, что выйти на улицу было невозможно. Хорошо, что был выходной и не надо было идти на работу. Но все равно надо сходить на колонку за водой. Одевшись, Санифа вышла во двор и стала кидать снег. Следом за ней вышел и Вахит. Перехватив из ее рук лопату, сноровисто стал чистить тропинку.

    Буран все усиливался и усиливался. Узенькая вычищенная дорожка, по которой Санифа торопясь сходила за водой, на глазах зарастала новыми сугробами. В такую погоду отправляться в дальнюю дорогу было бы довольно рискованно и бессмысленно. И Вахит не знал, что ему делать: то ли собираться, то ли нет. Чувствуя нарастающую неловкость, Санифа обронила: «Наверное, лучше будет, когда буран перестанет. В такую погоду опасно отправляться в путь».

    Мужчина облегченно вздохнул. После утреннего чая, он решил заняться мелкими домашними делами. Подремонтировал несколько расшатанных стульев, подвесил дверцу шкафа, которая держалась на одной петле. Об отсутствии мужской руки в доме он понял еще вчера, только не посмел расспрашивать об этом Санифу. Раз уж она не стала откровенничать о своем, значит, на это есть причины.

    Санифа тем временем приготовила обед, занялась накопившимися за неделю домашними делами. Вечером затопила баню. Накрыв стол, она позвала Вахита ужинать. Вчерашнее чувство отчужденности куда-то исчезло. Может быть, оттого, что сегодня они, занимаясь каждый своим делом, можно сказать, целый день были рядом. После чая Санифа ушла в баню. Мылась она долго, от души. Где-то глубоко, «в окраинах» души ее грела мысль, что дома ее ждет не чужой человек, а какая-то огромная радость. Неожиданно она поняла, что мужчина ей понравился. Женщину переполняло непонятное чувство.

    Выйдя из бани, отправила следом туда Вахита. Он ощущал себя неловко, однако во взгляде девушки уловил теплоту. Поэтому, согласившись, молча взял из ее рук полотенце.

    Сегодняшняя ночь была труднее. Сон не шел. Санифа чувствовала, что Вахит не спит. Всю ночь он беспокойно ворочался. И сама Санифа до рассвета была в объятиях беспокойных дум.

    Утром буран, наконец-то, стих. После утреннего чая Вахит молча начал собираться в дорогу. Наблюдавшая за ним Санифа, не выдержав, как он тихо одевается, мягко приблизившись к нему вымолвила: «Оставайся. Не уходи». И в каком-то порыве девушка обняла его и прижалась к нему, чтобы он не увидел ее слез. Слез счастья.

    Перевод Фании Михеевой

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: