Алга (Вперед)
  • Рус Тат
  • Вдоль реки Меши к Волге

    (Перевод повести: Ф.Г.Мигманова)

    11.

    Утром Петр проснулся в приподнятом настроении, потому что мать с вечера хорошо накормила их и уложила спать. Солнечные лучи, ворвавшиеся в боковое окно, звали его на улицу. Во дворе ждал его друг Федор.

    Вдруг Петр взглянул на макушку старой осины, росшей перед огородом. Осина была довольно высокой. Ему захотелось подняться на самую макушку дерева и сесть там. Подпрыгнув, он ухватился за нижнюю ветку и, колыша на ветру лохмотьями нижней части брюк, со скоростью дикой кошки полез наверх.

    Пройдя несколько веток, он крикнул Федору:

    - Айда, догоняй!

    Мальчишки были удивлены. Они никогда еще не видели окрестности с такой высоты. На той стороне Меши, оказывается, есть не только деревня Нурма, но и еще много других деревень. Вон - гора, у подножья горы - деревни, а выше - лес. Вот бы жар-птица из сказок дяди Максима прилетела бы сюда, села бы на эту осину, посадила бы мальчишек на крылья и умчала бы их в страну счастья. Никакая птица, ни ковер-самолет никуда не унесли Петра. Но с этого дня у них расширились горизонты, удлинились дороги, которые им предстояло пройти, стало больше знакомых деревень.

    12.

    Петр Михайлович передал школьникам памятные подарки. Среди подарков была и толстая книга писателя Сергея Смирнова «Брестская крепость». Оказывается, двое школьников из Альведино в прошлом году с туристическим походом, организованным районным Домом пионеров, ездили в Брест и познакомились с мемориальным комплексом Брестской крепости. Саша Никитин и Венера Дудкина делились своими впечатлениями, полученными в Бресте.

    Даже когда вышли на улицу, школьники не торопились расстаться с Петром Михайловичем. Герой понимал их состояние. Они договорились завтра пойти на экскурсию по самым красивым местам природы.

    …Утро было таким прекрасным. На востоке у горизонта медленно поднимается солнце. Кажется, что и стройные березы в школьном саду притихли и к чему-то прислушиваются. Небо окрасилось в бледно-голубой цвет. И там, и здесь, как рассыпавшиеся куски ваты, качаются белые облака. На живых цветах, возложенных к памятнику павшим героям, блестят последние капли росы. Все вокруг возвещает, что день и сегодня будет чудесным, ясным.

    Настроение у школьников радостное. Предстоящая сегодня экскурсия уносит их в интересные дали. Им казалось, что на берегах каждой день видимой им реки Меши произойдут чудеса. Звуки двух горнов, играющих в одном ритме, разносят над деревней торжественные мелодии. Со стороны кладбища показались двое. Это были Петр Михайлович и его сестра Ольга. Оказывается, они возложили цветы на могиле дяди Ивана.

    - Давайте начнем со Звонкого родника, - сказал Петр Михайлович, поздоровавшись со школьниками. Он, выпив стакан родниковой воды из своего любимого родника, сказал: «Мне пришлось побывать во многих местах, но такая вкусная вода только в Звонком роднике Альведино.

    Казалось, что каждая пядь земли в округе хранила следы детства и юности героя, и школьники идут по этим следам…

    Петр в поисках работы пришел в деревню Юнусово, в усадьбу помещика Куропаткина. Он, услышав татарскую речь, обрадовался и подумал: "И здесь, оказывается, есть татары…"

    Когда Петр подошел к разговаривающим мужчинам, к нему обратились на русском языке.

    - Я не русский, из Альведино я, крещеный малый, - сказал Петр на татарском языке, нисколько не стесняясь, - мне нужен помещик Куропаткин, на работу устраиваться.

    Петр выглядел старше своего возраста. Мужчина постарше, оглядев его внимательным взглядом, спросил:

    - Сено косить?

    - Говорили, что нужен работник лошадей пасти.

    Мужчина пониже ростом, с кнутом в руках, расставшись с товарищем, стал разговаривать с Петром более дружелюбно. Оказалось, он - сторож полей помещика, зовут его Гайфулла.

    -Дядя Куропатка сам живет далеко в городе, братишка. Куропаткина мы же, татары, называем так, - Гайфулла настороженно посмотрел вокруг, - его имением управляет Дмитрий Глухой, по- нашему - Чукрак. Пойдем, я тебя отведу к этому приказчику.

    Во дворе их встретила со звонким лаем большая лохматая собака на цепях. К ней присоединились несколько борзых собак из соседнего сарая. Из дверей вышел чисто выбритый, среднего роста мужчина.

    - Метри Бячлись, (Дмитрий Васильевич ) - извини, - сказал Гайфулла, коверкая русские слова,

    - Вот этот мальчик из Альведино хочет наняться пастухом, помогать Ахмету пасти лошадей.

    - Отведи к Антону. Пусть устроит в сарай, где ночует Ахмет. Домой ходить каждый день не сможет, табун ведь выходит рано.

    Хотя Гайфулла и Глухой разговаривали на русском языке, Петр их понимал.

    В Альведино жило много русских на улице вдоль реки Меши. Поэтому эту улицу так и называли - "улица русских". Там имелось небольшое имение помещика Бравина. Его тоже зовут Дмитрий. Может, всех богатых зовут - Дмитрий. Вот и Глухого зовут Дмитрием. Здесь, тоже как татары, всем русским дали прозвища. Но почему- то Бравину в Альведино не дают прозвище на татарском языке. Наоборот, его луг называют Метрия луг, поля его - Русское поле, озеро посреди его полей - Русское озеро. В имении Бравина, кроме Тимофеевских, работают ведь только русские. Наверное, поэтому ему некому дать прозвище на татарском языке.

    Гайфулла спросил у Петра, не хочет ли он что-нибудь сказать.

    - А деньги даст? - спросил Петр.

    Глухой понял Гайфуллу с половины предложения.

    - Пока он будет сыт, будет в теплом месте. Остальное решит хозяин, когда приедет. Ждем ведь, скоро должен приехать…

    - Сколько еще тебе лет? - спросил Ахмет. - Я вчера даже забыл спросить.

    - Скоро будет четырнадцать.

    - А я думал, что лет пятнадцать. А это наш дом, - сказал он, когда они зашли в лабаз, - здесь хорошо, не холодно.

    Лежанки были сооружены из досок наподобие сяке. Под себя постелить старья достаточно, даже есть старый чекмен, чтобы укрыться. Женщина, обслуживающая дачу, дала им суп в миске для домашних птиц. Ахмет обломал пополам обгоревший кусок краюхи ржаного хлеба. Деревянной ложкой, с которой уже начала осыпаться краска, помешал суп.

    - Сегодня суп оказывается гуще.

    Суп уже успел остыть. Губы ребят быстро почувствовали, что суп был из объедков. На дне миски оказались две косточки с остатками мяса. Ахмет одну из них взял себе, другую протянул Петру. Петр, по глазам которого Ахмет угадал, что он проголодался, начал кушать. Вон как играет в его руках ложка. "Сытая скотина - к богатству ''- не зря так говорят. Во- вторых, он моложе Ахмета, значит, будет выполнять, все, что не скажешь. С Антоном-левшой не поговоришь ни о чем, он все время крутится около Глухого.

    (Продолжение следует)

    Подпишитесь на нас в  Instagram

     

    Наш Телеграм-канал https://t.me/pestresy

     

     

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: