Вперед
  • Рус Тат
  • Вдоль реки Меши к Волге

    27.

    Марусина любовь к книгам стала оказывать влияние и на Петра.

    В книгах, подаренных поповской дочерью, бывают интересные рассказы.

    Петр тоже теперь может читать бегло, но он неправильно ставит ударения, поэтому слова получаются не складные. Маруся его терпеливо исправляет. Сегодня они прочитали рассказ Льва Толстого “Кавказский пленник”. И тетя Варвара слушала с интересом, вздыхала о том, чтобы и дядя Степан, как Жилин, не попал бы в неприятные ситуации. Она не могла представить, как он там, на войне, так как от него не было никаких известий с того дня, как он ушел на фронт.

    Его любимая Варвара думала, что он, наверное, в дороге и ждала, что он вот-вот войдет в дверь. Чувствуя, что и Петр с Марусей тоже живут с такой же надеждой, еще более успокаивалась.  И только про себя радовалась, что у нее есть такое успокоение.

     - Когда папа вернется, я тоже как Таня, поступлю учиться в гимназию, да ведь, мама? – говорит Маруся. - Вот эти книги дочитай, Петя, и ты поступишь.

    Петр бросил взгляд на полку с книгами. Их читать, на всю зиму хватит. Наверное, каких только чудес в них нет!  Какие только милосердные люди в них не скрываются.

    Иногда вечерами Маруся учит Петра петь русские песни. Петр любит песни о геройстве.

    Прошлое и будущее у человека состоит из перемен, как смена дня и ночи, зимы и лета. Состояние души то же. В природе, на небе есть не только солнце и луна, но и облака, гром и молния. В молодой душе Петра в течении дня возникает столько переживаний! После того, как Антон – Левша его заинтриговал городом, Петр стал чувствовать себя как между двух огней. Казань! Пока еще незнакомый город в его мечтах все время казался светлым, прекрасным. А Пестрецы с еле улыбающимся солнцем, слабыми ветрами с каждым днем становились тусклее, отходят назад от берегов надежды. По ночам Петру снятся путаные сны. По утрам он иногда просыпается, радуясь, а иногда – со страхом. Проснувшись, не желая расстаться с приснившимися приятными ощущениями, лежит с закрытыми глазами, хочет продолжения радостного сна. Если проснется с испугом, быстро вскакивает. Радуется, что это только сон.

    Пока Петр ходил с раздвоенными мыслями, до него неожиданно докатился ветер перемен. Василия тоже забрали на фронт. Главным мельником назначили сильно кашляющего больного старика. Ему, мелочному и злопамятному, стало не нравиться, что Петр приходит на мельницу. У Петра размышления, колебавшиеся на тарелках весов: “уйти – не уйти” вдруг неожиданно резко перевесило в одну сторону. В сторону - “уйти”.

    У Петра теперь вся надежда была на Антона – Левшу. Каждый вечер он в оба глаза наблюдает за дорогой из Казани, с нетерпением ждет возвращения лошадей.

    Середина марта. Снежный покров, превращаясь в сеточку, с каждым днем становится тоньше. Из капающих с крыш капель перед дверью во дворе и в подворотне накапливается вода. На небе появились первые вестники весны – грачи.

    Когда день клонится к вечеру, на землю опускается прохлада, земля под ногами замерзает. Если выйдешь за ворота, слышно, как вдалеке скрипят полозья саней. Петр издалека узнает лошадей, едущих из Казани. У них полозья саней издают особую мелодию.

    И сегодня серый аргамак Антона – Левши был первым. Петр на ходу запрыгнул на сани дяди Антона и присел на колени рядом с ним. Он помог ямщикам погрузить мешки с мукой, распрягать лошадей, занести во двор сбруи. Антон с восхищением наблюдал, как подросток набирается сил.

     В домике мельницы Антон перешел к серьезному разговору с Петром. Когда узнал о его намерении уйти, вынув из котомки один рубль, отдал Петру, сказав, что деньги собраны от рабочих.

     - Завтра же нужно получить бумагу о возрасте, - сказал Антон, - видишь, какой народ – рабочие, заранее протягивают руку помощи тому, кто собирается встать в их ряды. Среди рабочих не пропадешь, браток.

     - Дядя Антон, а как эти деньги передать писарю?

    Антон, найдя лист бумаги, что – то написал на нем, потом, сложив его пополам, вложил туда рубль. Велел отдать писарю в таком виде.

     

    28.

    Перед самым рассветом ямщики постучали в окно тети Варвары. Ожидавший только этого Петр, быстро встал, оделся.

    - Я сам! – сказал он тете Варваре, начавшей спускаться с печки, и вышел во двор. Груз Антона – Левши был на два мешка меньше, чем у товарищей. Таким образом, он подготовил место, чтобы Петр ехал сидя. Когда лошадей повернули к главной дороге, по которой предстояло ехать, ямщики надели суконные чикмены с большими воротниками, по - удобнее устроились на своих санях. 

    Дядя Антон, укутав Петра в свой чикмен, посадил его рядом с собой. До окраины деревни лошади шли шагом, а потом побежали рысью.

    Холодный воздух расширяет дыхание, дает легкость голове, мысли уносят тебя в волшебный мир.

    Дорога Пестрецы – Казань. Впереди встречают незнакомые деревни, душу притягивая, ждет большой город. Позади остаются, кажущиеся светло – голубыми, заснеженные поля. Остается Альведино. Остаются Пестрецы. Остается подруга и ровесница Маруся. Нет, он еще вернется к родным местам, к друзьям и к своим родным. Прости его, Маруся, прости, тетя Варвара. Дядя Антон вам все объяснит.

    Пока ехали вперед, темнота ночи оставалась позади, как доброе приветствие нового дня, по земле распластал свои крылья дневной свет.

    Слабый ветер приносит целебный запах весны.

    Сладкие грёзы уносят Петра к прошлым вёснам. Уносят к берегам Мёши. И в этом году весна будет весёлой. Молодёжь Альведино соберется наблюдать ледоход на Меше. Река, выйдя из своих берегов, зальет ту сторону Меши и дойдет до подножий горы деревни Пимеры. Вешние воды унесут далеко вдаль звуки гармони и песен парней и девушек.

    Однажды весной Петр спросил у дяди Максима:

    - Докуда плывут эти льдины? Мёша где-нибудь останавливается?

    - Мёша - в Каму, Кама -  в Волгу, Волга впадает в море, - ответил дядя Максим. Говорят, что Казань стоит на многоводной Волге. Петру, может удастся увидеть ледоход и на Волге.

     

    29.

    Когда Петр вышел из конторы пекарни, во дворе его ожидал дядя Антон.

    - Документы отдали?

    - Да.

    - А расчет сделали?

    - На руки – один рубль. 50 копеек удержали за то, что сжег масло.

    - Не переживай. Пошли на Суконку, на мою квартиру. Всё обойдется. Ещё впереди рассвет, наступит день.

    Так успокоив и обнадёжив, Антон повел его пешком до Суконной слободы.

    Разные мысли проносятся в голове у Петра. Говорят: “Казань! Казань!”.

    И здесь, оказывается, нет ничего особенного. Не лучше ли будет вернуться в деревню насовсем. Кто ему Антон? И вчерашняя неприятность случилась не из-за него ли?

    … Вчера вечером дядя Антон дал ему закрученные в тонкую трубочку два листа бумаги и сказал:

    - Их никому не показывай. Как стемнеет, наклей на какие-нибудь заборы поблизости.

    Это были революционные прокламации, написанные на русском и татарском языках. Петр не стал интересоваться, что это за бумаги. Он понял: если просит дядя Антон, значит это нужное дело. Засунул в истопленную печь небольшой горшочек с маслом, чтобы растопить его, и вышел на улицу. Расхаживая по тротуару туда-сюда, ждал, когда народ разойдется. Улица не так быстро освободилась от людей. Когда он, расклеив листовки, зашел в пекарню, в отделе выпечки стоял сизый дым и удушающий запах: загорелось масло в горшочке.

    Утром Петра выгнали с работы. Хотели удержать полностью заработок за месяц, но когда Левша – Антон, зайдя в контору, поговорил, сказал, что знает законы, решили удержать только стоимость масла.

    По пути они зашли в барак, где проживал Петр. Там у него был фанерный чемодан со всякой мелочёвкой.

    Антон жил в Суконной слободе на квартире у одинокой старушки, в деревенском доме из двух комнат. Дом ее снаружи был обшит досками, крыша крыта железом.      Снаружи дом смотрится аккуратным, красивым.

    - Как зайдем, поздоровайся с бабушкой Ариной. Пожилые люди любят уважительное отношение, - сказал Антон, когда вошли в ворота.

    Петр кивнул головой в знак согласия. Бабушка Арина встретила их добродушно, как долгожданных дорогих гостей. На столе стоял уже вскипевший медный самовар. Антон вынул из-за пазухи целую буханку хлеба и батон, положил рядом с сахарницей. Когда бабушка Арина добавила к ним горячую картошку с квашеной капустой, стол довольно пополнился. Антон представил хозяйке Петра как земляка.

    - Почему он живет в бараке? У нас ведь есть место, - сказала бабушка.

    Открытость и доброта бабушки Арины были неспроста. Когда она пускала Левшу на квартиру, сказала:

    - У меня никого нет. Если ты согласен похоронить меня как положено, дом будет твой. Хоть завтра женись и начинай жить. Антон тоже поддержал ее идею. И обещал быть ей вместо сына.

     После ужина Антон рассказал Петру об этом. Рассказал он это не потому, чтобы похвастаться, а потому, чтобы Петр чувствовал себя в этом доме спокойно и свободно.

    - Не волнуйся, - продолжил Антон как обычно, - сегодня сюда должен прийти дядя Макар. Он большой человек, всем оказывает помощь. Он-мужчина, делающий добро людям. И тебе найдет толковую работу.

    - А он где работает?

     - На пороховом заводе, кажется, какой-то начальник. Я сам не очень интересовался.

    Во дворе послышался негромкий лай соседской собаки и ее ласковое повизгивание.

     -Это Сигнал так лает на Макара. Наверное, идет он.

    Со скрипом открылась калитка, на крыльце послышались шаги. Антон пошел открывать дверь. Вернулся он с молодым крепким мужчиной среднего роста. Гость был одет в короткую черную дубленку, на ногах кирзовые сапоги, на голове кожаная шапка. Было заметно, что он слегка прихрамывает. Когда уселись за стол, за чаем завели неторопливую беседу.

    - С молодым человеком ты же еще не познакомил, - сказал Макар и пристально посмотрел на Петра.

    - Это будущий наш молодой соратник, Петя его зовут.

    - Это он приехал из Пестрецов?

    Антон, ответив на вопрос Макара, рассказал о том, что случилось вчера с Петром. Сказал, что надо бы его устроить на работу. Макар не торопился с ответом. Он любит подходить к проблеме издалека. Ему хотелось узнать, что знает парень о положении в мире, об общественной жизни, о его политических взглядах.

    - Империалистическая война только на нашем заводе скольких лучших мужчин заглотила. Она ведь только царю нужна. А народ страдает. Военная власть старается отправлять на фронт самых сознательных рабочих. Боятся забастовок. Семьи тех, кто воюет на фронте, здесь страдают от голода, притесняются буржуями. Не так ли дружок, Петя?    

    - Правда, в деревне точно так.

    Петр рассказал об уходе мельника Степана на фронт, о страданиях, которым подверглась его семья. Сказал, что здесь оказался от отчаяния и стыда, что не смог помочь тете Варваре с Марусей.

    - У нас ведь еще есть будущее, - сказал Макар, - я тебя устрою на завод, и хорошие друзья найдутся. У нас разная есть работа. Скажем, пока ты будешь возить на тачке ящики на склад.  Потом тебя научим работать в цеху. Зарплата будет неплохая.

    Макару понравилось и социальное положение Петра, и то, что он начал различать белое от черного. В его голове укоренилась мысль: “Такие парни в огороде не растут, нельзя его упускать из рук”.

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: